Минэкономразвития предложило срок годности требований к бизнесу в пять лет

1 августа. FINMARKET.RU — Минэкономразвития доработало проект закона «Об обязательных требованиях» — документ разослан экспертам и в бизнес-объединения. В кругах разработчиков он получил синоним «материального закона о контрольно-надзорной деятельности (КНД)», пишет «Коммерсант». «Материальный» закон посвящен практически любым обязательным требованиям (за вычетом требований к госслужбе, обороне и ВПК, госбезопасности и атомной энергетике, а также требований ЦБ). Кроме того, формально законопроект не касается обязательных требований, устанавливаемых федеральными законами (ФЗ) — впрочем, он устанавливает правила разработки самих ФЗ, содержащих такие требования. Как следует из проекта, обязательные требования — это установленные нормативными правовыми актами условия, ограничения, запреты или обязанности. В силу этого юридическая техника законопроекта необычна: она ближе к конституционной, чем к обычным проектам законов, разрабатываемых исполнительной властью. В проекте много формально «декларативных» установлений, которые должны раскрываться затем другими ФЗ или нормативно-правовыми актами (НПА), также он фактически ограничивает возможности принятия НПА с обязательными требованиями, а в части случаев — вводит обязательные процедуры их подготовки. Сами обязательные требования должны включаться в одну из трех групп, исходя из степени социально опасного риска и последствий их несоблюдения. Первая — наиболее серьезная — обязательно должна нести за несоблюдение административную или уголовную ответственность, запрет или невозможность осуществлять деятельность или совершать действия. Ко второй группе Минэкономразвития относит требования, за нарушение которых грозит только требование о необходимости устранения нарушения или отказ в предоставлении разрешения осуществлять какую-либо деятельность. Третья группа — нарушения влекут за собой только отказ в предоставлении государственной услуги. Обязательные требования могут вводиться федеральными, региональными или муниципальными властями в сфере своих полномочий с учетом их обоснованности — то есть только в целях предотвращения (или минимизации последствий) причинения вреда охраняемым законом ценностям, при этом не допускается введение требований для устранения рыночных и иных рисков, напрямую не причиняющих вреда. Наиболее же важно и революционно в проекте — это норма об обязательной актуализации всех вновь вводимых обязательных требований. В общем случае новые обязательные требования действуют пять лет (вводимые в 2021 году — три года), и если они не актуализуются — то отменяются автоматически. Обязательные требования вступают в силу или 1 января, или 1 июля, но не ранее чем через полгода после принятия. Обратную силу они имеют лишь в том случае, если улучшают положение граждан и организаций. Проект де-факто восстанавливает обязательную оценку регулирующего воздействия (ОРВ) для всех таких актов (исключить эту процедуру можно только федеральным законом), а также требует от правительств публичной оценки фактического воздействия (ОФВ) обязательных требований в отношении тех, к кому они применяются — без положительной ОФВ, а также обязательной экспертизы продлить требование нельзя. Почти никто за пределами Минэкономразвития и аппарата правительства еще не успел проанализировать проект, поэтому комментарии по нему немногочисленны. Пока же основная видимая проблема законопроекта — именно в его «конституционности»: рамочный характер правового текста при всех усилиях разработчиков создает риски его толкования в пользу госрегуляторов, несмотря на прямые декларации о том, что «все неустранимые противоречия и неясности обязательных требований толкуются в пользу лиц, которые обязаны их соблюдать». В понимании госслужащего в РФ, его обязанность соблюдать нормы закона так, как он его трактует, всегда важнее мнения об этом поднадзорной структуры — и сам по себе даже очень хороший «материальный закон» этой корпоративной культуры не изменит. Источник: Финмаркет