Судебная практика об определении долей в совместной собственности. Исковое заявление об определении долей супругов на квартиру

Вопрос №1440016 Александр , г. Ростов-на-Дону

Спора между собственниками квартиры (отец, мать, дочь) о размерах причитающихся долей нет.

Право собственности на наследуемое имущество после смерти сына (по 1/8 на отца и мать) подтверждено решением суда. Единственный минус, это то, что в исковое заявление не были включены требования об определении долей, поэтому вид права так и остался не измененным — общая совместная собственность.

Необходимо взять на себя ответственность за собственность и четко и недвусмысленно проявить ее за пределами, чтобы не было сомнений в том, что право собственности также осуществляется в отношении собственности другого совладельца. Только управление недвижимостью не приводит к изменениям в сфере собственности. Совладелец осуществляет свое право владеть и управлять имуществом, и невозможно отличить внешние проявления его или ее власти от собственности от проявлений спонтанной собственности владельца, который не может полагаться на какое-либо право.

Для регистрации права в Росреестре необходимо зафиксировать судебным решением доли каждого собственника (отец — 3/8, мать — 3/8, дочь — 2/8), т.е. без спора, по факту, как это и есть.

Соглашение об определении долей Росреестр не утверждает, ссылаясь на те же основания, что и при отказе регистрации права — для отца и матери подтверждающим право документом является первоначальный договор о передаче квартиры в частную собственность (приватизация в 2000 г.) и решение суда о признании права собственности на наследуемое имущество после сына, а для дочери — только договор (приватизация в 2000 г.). Почему Росреестр занял такую позицию непонятно.

В случае сохранения совладелец должен продемонстрировать, что он расширил сферу своего владения над осуществлением права, вытекающего из ст. 206 к.п. и что он ясно продемонстрировал это изменение в отношении совладельца, к которому он принадлежал. Х. использовал свои права в качестве совладельца. Ремонт жилого дома или строительство бизнес-здания совладельцем не наносят ущерба спонтанной собственности другого совладельца. Страхование здания находится в управлении недвижимостью.

В свою очередь, оплата сборов, налогов и т.д. несет солидарную ответственность за всех совладельцев и выплата публичных обязательств одним из совладельцев только заставляет его возвращаться к другим совладельцам. Учитывая, что заявительница с мужем использовала часть имущества, была оправдана выплата соответствующих сборов. Участники также утверждали, что свойства и использование имущества помешали всем совладельцам использовать его, но это не означает, что заявитель и ее муж были спонтанно удерживаны компанией.

Вот и возник вопрос относительно того, можно ли в порядке заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение, определить доли? Играет роль и размер госпошлины. Так, в случае если это будет заявление, то размер госпошлины составит 300 руб. А в случае искового производства, так как иск имущественного характера, то придется уплачивать в зависимости от цены имущества. Кроме того, если нет спора, то кого в качестве ответчика указывать.

Участники подчеркнули, что заявитель и ее умерший муж не проявляли себя каким-либо образом видимым другим совладельцам завещаний с намерением владеть акциями, принадлежащими другим совладельцам. Х. и ее муж, совладелец, были для других совладельцев признаком спонтанного владения заявителем и ее мужем всех долей в совместной собственности. Основой для этого решения были следующие фактические и юридические соображения.

Х. расширил дом на фундаменте оставшихся после сноса дома, прилегающего к дому, поставил деревянный «амбар» и кирпичный голубь и оградил место обитания. Они продавали и выращивали помидоры для продажи. На сельскохозяйственных угодьях они выращивали зерно и картофель, а на лугу собирали сено. Совладельцы, которые не жили в собственности, не интересовались им, не пользовались им и не несли бремя связанного с ним публичного права. налоги. В то время заявитель оставался с детьми. Судя по такой фактической ситуации, Суд первой инстанции заявил, что приобретение основывалось на приобретении права, принадлежащих неимущественному владельцу в силу фактического осуществления этого права в течение срока, установленного законом.

Вот такой вопрос и возник.

заранее спасибо, если прокомментируете.

Уточнение клиента

​Спасибо за Ваше мнение!

Дело конечно же в Росреестре, они там подстраховываются. Конечно можно было бы обжаловать отказ Росреестра и обязать утвердить Соглашение об определении долей и зарегистрировать право, но попробуем всё же через установление юридического факта. Если не выйдет, будем пробовать другие варианты.

Собственность и другие имущественные права. Согласно ст. 172 к.п. Владелец недвижимости приобретает имущество, если он был спонтанным владельцем на определенный период владения, длина которого зависит от доброты или недобросовестности владельца. В нынешней правовой ситуации в случае недобросовестности время владения должно быть не менее 30 лет, если требуется добросовестность, необходимая не менее 20 лет.

Районный суд пояснил, что приобретение имущества путем сидения подчиняется выполнению трех условий: владение имуществом, характер владения и вера владельца. Уметь владеть владением должно быть спонтанным и непрерывным. Держатель использует презумпцию непрерывности владения, презумпцию того, что тот, кто на самом деле имеет дело, является самоуверенным и предполагаемым существованием добросовестности.

Свернуть

Ответы юристов (2)

Адвокат, г. Ростов-на-Дону

Можно ли пойти путем подачи в суд заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение – определение долей в общей собственности?
Александр

Нет, нельзя, при отсутствии согласия между участниками общей долевой собственности такие ворпосы решаются в порядке искового производства (а не в порядке установления юридических фактов).

Суд первой инстанции заявил, что основным требованием владения было владение. Собственность считается фактическим владением имуществом в отношении права собственности или другого права, с которым связана власть — ст. 336 к.п. Входит в ст. 336 к.п. Утверждение о фактическом владении предметом указывает на элемент физической власти, в то время как слова «как владелец» подчеркивают психический элемент. Владение, ведущее к освящению, должно обладать характером владения предметом с намерением обладать им для себя.

Приобретение собственности на основании договора аренды доказывает, что у вас есть дочернее предприятие. Зависимый филиал может превратить его или ее зависимое владение в неотъемлемое, но эффективность такого преобразования для занятия вещей требует, чтобы держатель делал это открыто, т.е. проявлял манифестацию, видимым для окружающей среды.

Соглашение об определении долей в праве общей собственности на квартиру также не утвердили.
Александр

Кто? Росреестр? Почему? Регистрация соглашения в Росреестре при наличии согласия всеъх сособственников — наиболее простой путь.

Ответ юриста был полезен? — 0

Свернуть

Адвокат, г. Ростов-на-Дону

Тимирязевский районный суд г. Москвы
рассмотрев дело
по иску С.В.И. к С.Р.П., С.Ю. В.
об определении долей,
признании права собственности в порядке наследования,
и по встречному иску С.Р.П. к С.В. И., С. Ю. В., ДЖП и ЖФ г. Москвы
о признании договора передачи и свидетельства о собственности на жилище недействительными

Станислав Рудницкий, Комментарий к Гражданскому кодексу. Чтобы оценить добро или недобросовестность владельца, момент получения владения является решающим, а последующая смена сознания добросовестного добросовестного и наоборот больше не влияет на оценку характера владения и продолжительность времени, необходимого для приобретения собственности путем окклюзии. Определение доброты или недобросовестности владельца — это прежде всего его или ее сознание. Доброта оправдана в обстоятельствах убеждения владельца, что он имеет право обладать тем, что он на самом деле делает.

УСТАНОВИЛ:

Истец С.В.И. обратился в суд с иском к ответчикам С.Р.П., С.Ю.В. и просит осуществить определение долей в квартире и установить по 1\4 доли собственности на трёхкомнатную квартиру, расположенную по адресу, общей площадью 73 (семьдесят три) кв. м., жилой площадью 43,9 (сорок три целых девять десятых) кв. м. за умершей «ФИО1», С.В.И., С.Р.П. и С.Ю.В.; признать за С.В.И. право собственности на 1\4 доли трёхкомнатной квартиры расположенной по адресу: «адрес1», в порядке наследования на наследство, открывшегося после смерти наследодателя «ФИО1».

Трудности доказательств, связанных с оценкой характера владения, улучшают презумпцию закона, предусмотренную ст. 339 к.д. Согласно этому положению, фактическая власть над вещью является решающей в положительном смысле спонтанного владения. Это только должно показать, что, несмотря на то, что у правителя есть власть, нет высшего домини, который заставляет условие быть зависимым или удерживаться.

Оставшиеся совладельцы — совладельцы не интересовались недвижимостью. Х. особо не заявлял, что они считают себя единственным владельцем имущества и что их владение находится за пределами владения, которому обладает совладелец. Они действовали только с подразумеваемого согласия других совладельцев своих прав по ст. 206 к.п. Окружной суд подчеркнул, что заявитель и ее умерший муж не запрещали въезд в собственность другим наследникам. Они не вносили каких-либо значительных издержек на имущество и не меняли способ использования фермы, в частности, они не исключали землю из сельскохозяйственного производства, а продолжали культивировать землю. принадлежащих холдингу аналогичным образом по всему имуществу.

В исковом заявлении истец указал, что «дата1» истец, его мать «ФИО1» и ответчики заключили с Департаментом муниципального жилья Правительства г. Москвы договор передачи от за «№» занимаемой жилой площади в виде квартиры по адресу: «адрес1», доли в праве собственности при этом определены не были.

Вышеуказанный договор был зарегистрирован Департаментом муниципального жилья Правительства г. Москвы «дата9» за «№» и в тот же день было выдано свидетельство о собственности без определения долей по вышеуказанному адресу за «№».
«Дата3» умерла мать истца — «ФИО1».

Им не нужно было обращаться за разрешением на строительство, потому что «пристройка» была построена на старом фундаменте. Они никоим образом не заявили, что считают себя единоличными собственниками и поэтому не приобретают доли собственности на недвижимость, принадлежащую другим совладельцам. Х. несомненно, владел имуществом недобросовестно, потому что знал, что есть еще другие совладельцы. Претензия была поэтому уволена. Расходы судебного разбирательства Окружной суд постановил на основании ст. 520 § 1 и 3 к.п.д.

Жалоба на это положение была подана заявителем, оспаривая их в полном объеме и ходатайствуя о внесении поправки, принимая во внимание заявление, возможно, отменив его и передав дело в Суд первой инстанции для повторного рассмотрения. Окружной суд оставил в силе следующее.

Истец, являясь наследником умершей первой очереди, подал заявление нотариусу «ФИО2» о выдаче ему свидетельства о праве на наследство по закону на долю матери в вышеуказанной квартире.

«Дата7» нотариус «ФИО2» постановил отказать истцу в совершении нотариального действия по следующим основаниям:
Заявленная в наследственную массу квартира, находящаяся по адресу: «адрес1», принадлежит на праве общей совместной (без определения долей) собственности С.В.И., С.Ю.В., С.Р.П., а также умершей «ФИО1».

Определение доли умершей 
в праве собственности невозможно без заключения между сособственниками соглашения об определении долей.

Обвинение заявителя как необоснованного было отклонено. Утверждение отказа от искусства. 328 § 2 к.п.д. был необоснован. Нарушение может быть оценено как имеющее существенное влияние на результат дела только в исключительных обстоятельствах, то есть когда недостатки в фактах и ​​юридической оценке настолько велики, что они не позволяют вообще использовать мотивы для определения конкретного содержания. исключить судебный пересмотр решения. В данном случае эта ситуация не возникала. Районный суд сослался на факты, которые, по его мнению, доказали и установили доказательства, на которые он ссылался, а также достаточно разъяснили правовую основу порядка и определили его как таковую, по каким причинам нельзя сказать, что условия для рецепта были выполнены.

Ответчики, которые являются сособственниками указанной выше квартиры, не являются в нотариальную контору для заключения соглашения об определении долей, поэтому определить долю наследования в праве не представляется возможным.

Так как состав наследственного имущества после смерти указанного наследодателя установить не представляется возможным, то совершение указанного выше нотариального действия противоречит закону.

Он подчеркнул отсутствие разглашения другими совладельцами воли о праве собственности на собственность за пределами своей доли собственности, в которой четко и всесторонне излагаются причины отказа от предписывающего заявления против других совладельцев. Х. при выполнении всех видов деятельности по отношению ко всему имуществу. Х. правил собственностью для себя.

Однако в том, что они не проявляли этого к другим совладельцам, это важное обстоятельство, которое решает отклонить предложение, поскольку внутренняя воля, как будет обсуждаться позже в обосновании, недостаточна. Х. предпочитающего владеть имуществом над их долей в совместной собственности, было указано окружным судом в обосновании. Вопреки заявлению апеллянта, обоснование положения соответствует требованиям ст. 328 § 2 к.п.д. и допускает полную юрисдикцию оспариваемого решения.

В ходе рассмотрения дела С.Р.П. предъявлены встречные исковые требования, согласно которым она просит признать недействительными приватизацию, в том числе договор передачи «№» от «дата1» и свидетельство о собственности.

Заявленные требования обоснованы тем, что оспариваемый договор передачи был заключен незаконно. Домой принесли документы, сказали, что все так будут делать. Она этому не придала значения. Документы в дальнейшем она никогда не видела, так как они хранились у бывшего мужа. То, что квартира находится в собственности, узнала гораздо позже. Младший сын С.А.В. не был включен в число собственников квартиры, так как на момент приватизации ему было 11 лет.

Утверждение о нарушении ст. 227 к.п. При оценке этой жалобы следует отметить, что нарушение ст. 227 к.п. может выступать только в том случае, если суд представил доказательства обстоятельств, не имеющих отношения к делу, и что должностные преступления могут повлиять на исход дела или суд отказал в обосновании фактов, имеющих отношение к делу, такого характера. Не было отказано в доказательствах, запрошенных заявителем. С другой стороны, это вопрос оценки этих доказательств. Заявитель признает нарушение ст. 227 к.п.

По сути, он не ставил под сомнение несоблюдение вышеупомянутых доказательств, но опускать оценку доказательств и не основываться на фактах, благоприятных для заявителя, т.е. на существование воли владеть собственностью как собственником и проявлять волю другим совладельцам. Задача оценки дефектов, включая упущение некоторых из выводов в результатах, однако, 233 § 1 к.п.д. а не искусства. 227 к.п. Следовательно, предполагаемое нарушение последнего положения не могло быть эффективным.

Представитель ответчика ДЖП и ЖФ г. Москвы представил письменную позицию по иску, в котором просил в удовлетворении встречных исковых требований отказать, применить последствия пропуска срока исковой давности.
Выслушав истца, исследовав материалы дела, суд находит исковые требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Утверждение отказа от искусства. 233 § 1 к.п.д. Ошибочная оценка достоверности и доказательств и связанное с этим утверждение об ошибке в результатах были также необоснованными. Обратившись к нему, заявитель просто признался в том, что доказательства, собранные по делу, вопреки его собственной оценке окружным судом, предоставили достаточную основу для установления того, что заявитель и его муж имели имущество, о котором идет речь в качестве владельцев, и проявили свою волю к его владению. Таким образом, в отношении других совладельцев, принимая собственное решение о запуске фермы, профиле производства, выращивании земли, расширении животноводства в построенных зданиях и т.д. 233 § 1 к.п.д. не может полагаться на представление своих собственных, отличных от оценки окружного суда доказательств.

В судебном заседании установлено, что в данном случае имела место приватизация без определения долей , квартира, расположенная по адресу «адрес1», была передана в общую совместную собственность без определения долей.
Указанным лицам было выдано свидетельство о собственности на жилище в отношении квартиры, расположенной по адресу «адрес1».

Истец является сыном «ФИО1». «Дата3» умерла «ФИО1».

В спорной квартире постоянно зарегистрированы С.А.В., С.В.И., С.Р.П., С. Ю.В.; «ФИО1» выписана «дата8» в связи со смертью, что также подтверждается справкой ГУ ИС района от «дата6».

Согласно справке ДЖП и ЖФ г. Москвы от «дата4», правообладателями квартиры, расположенной по адресу «адрес1», являются С.В.И., С.Ю.В., «ФИО1», С.Р.П.
«Дата5» нотариусом г. Москвы «ФИО2» было заведено наследственное дело «№» в отношении имущества умершей «дата3» «ФИО1», зарегистрированной на день смерти по адресу: «адрес1».

Материалы наследственного дела свидетельствуют о том, что «дата5» к нотариусу города Москвы «ФИО2» с заявлениями о фактическом принятии наследства по закону после умершей «дата3» «ФИО1» обратился С.В.И.

«Дата2» С.В.И. было подано заявление с просьбой выдать свидетельства о праве на наследство по закону.
Нотариусом г. Москвы «ФИО2» было выдано свидетельство о праве на наследство по закону после смерти «ФИО1», умершей «дата3», в части денежных вкладов.

«Дата7» нотариусом г. Москвы «ФИО2» принято постановление, которым он отказал в совершении нотариального действия, поскольку заявленная в наследственную массу квартира, расположенная по адресу «адрес1», принадлежит на праве общей совместной собственности С.В.И., С.Ю.В., С.Р.П., «ФИО1», определение долей в рамках наследственного дела произведено не было.

Проанализировав доказательства, суд не находит законных оснований для признания оспариваемого договора передачи и свидетельства о собственности недействительными, поскольку каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что при заключении договора и выдачи свидетельства были нарушены нормы действующего законодательства суду не представлено.
Доводы С.Р.П. о том, что ей при заключении договора не были объяснены его последствия объективно ничем не подтверждаются. То, что С.Р.П. не придала значения договору не могут являться основанием для признания его недействительным.

Ссылка во встречном исковом заявлении С.Р.П. на то, что в число собственников квартиры не был включен их несовершеннолетний на тот момент сын С.А.В. не могут являться основанием для удовлетворения встречных исковых требований, поскольку С.Р.П. действующим законодательством не предоставлено право заявления требований в интересах С.А.В.

Также разрешая встречные исковые требования, суд соглашается с доводами представителя ДЖП и ЖФ г. Москвы о том, что истцом пропущен срок исковой давности по заявленным требованиям, поскольку заключая договор «дата1», С.Р.П. уже на тот период должна была знать о нарушении своего права. Довод С.Р.П. о том, что о приватизации квартиры она не знала, так как все документы хранились у С.В.И., является несостоятельным, поскольку С.Р.П. является участником договора передачи.

Учитывая, что спорная квартира была приобретена в порядке приватизации в совместную собственность без определения долей, один из участник совместной собственности на квартиру – «ФИО1» умерла и определение долей в праве общей совместной собственности на квартиру необходимо в целях оформления наследственных прав, суд полагает возможным определить доли в праве собственности на квартиру по адресу: «адрес1».

Учитывая, что доказательств наличия соглашения о размере долей суду не представлено, суд полагает, что доли участников права собственности на квартиру подлежат признанию равными, то есть по 1\4 доле.

Поскольку С.В.И. является наследником к имуществу умершей матери «ФИО1», в установленный срок он обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства, иных наследников к имуществу «ФИО1» не установлено, суд полагает, что за С. В.И. подлежит признанию право собственности в порядке наследования по закону на 1\4 долю в праве собственности на квартиру.

На основании изложенного суд

Исковые требования об определении долей, признании права собственности в порядке наследования удовлетворить.

Признать за С.В.И. право собственности на 1/4 долю квартиры, расположенной по адресу «адрес1», а также право собственности на 1/4 долю квартиры, расположенной по адресу «адрес1» в порядке наследования по закону после смерти «ФИО1», а всего признать за С.В.И. право собственности на 1\2 долю квартиры, расположенной по адресу «адрес1».

В удовлетворении встречных исковых требований о признании договора передачи и свидетельства о собственности на жилище недействительными отказать.